Факт

Гони монету

На сегодняшнем нумизматическом рынке старинные подделки часто ценятся дороже оригиналов. Искусство вечно!

История поддельных денег –  это бесконечный сериал криминальных озарений, жестоких казней и запредельного плутовства. А ведь поначалу фальшивомонетничество было видом искусства сродни ювелирному. Говорят, что пошла эта странная любовь к ненастоящим деньгам еще от древних римлян. Именно они завели такую моду, когда римские монеты еще были в ходу, а последующие поколения фальшивомонетчиков-эстетов лишь продолжили их сомнительное начинание.

Фальшивые шедевры

Как известно, римские патриции были своеобразными парнями – они непрерывно возлежали с гетерами, накачиваясь фалернским вином и декламируя странные четверостишия на непонятном языке. Они еще много чего умели, за что и вошли в историю с ярлыками извращенцев и пьяниц. Но одним из самых непостижимых извращений римской аристократии была страсть... к фальшивым деньгам. У этих деятелей настоящих денег было невпроворот, и реальный баблос их уже не возбуждал. Как, впрочем, и убийства на Капитолии, рабы, весталки и прочие римские волчицы. Пресытились, так сказать. Зато, получив на сдачу фальшивый денарий, они вместо того, чтобы закатывать скандал и звонить в полицию, с утонченной улыбкой спрашивали –  а нет ли в кассе еще таких талантливо исполненных монеток? Напав же на настоящего фальшивомонетчика, древние римляне просто не давали ему дух перевести. Типа, гони монету, да побольше. Фальшивую, разумеется. Для коллекции. 

Меценаты безобразия

Об этой порочной страсти подробно рассказал Плиний в своей "Истории": там он ясно пишет, что эти разложившиеся патриции скупали фальшивые денарии. Да еще как скупали! По курсу один к трем, а то и один к пяти, если профиль Марка Аврелия особенно красиво отчеканился.

Понятно, что при таких раскладах римским фальшивомонетчикам ничего не оставалось кроме как удвоить старания – и вскоре наводнить Империю тоннами туфты. То есть, простите, талантливо исполненных копий официальных римских дензнаков. Так что у истоков ремесла стояла знать: сами они фальшивок не чеканили, но художникам покровительствовали. И так бы и продолжался этот разврат, если бы не подоспели древние германцы, с порога развалившие все это безобразие –  вместе с самой Римской Империей.

Галереи ископаемых шедевров

Однако, как известно, настоящий талант дорогу себе пробьет. Настала эпоха Возрождения, и европейская аристократия снова почувствовала вкус к античности. Статуи, мозаики, латинские декламации –  все это опять вошло в моду. Каждый уважающий себя синьор Медичи или какой-нибудь там Капулетти стремился обзавестись галерей ископаемых шедевров, и непременно устраивал у себя во дворце особый "монетный кабинет". Нетрудно догадаться, что к просвещенному сеньору тотчас выстраивалась очередь разных мошенников с предложениями пополнить его коллекцию редчайшими монетами в "подлинности которых нет ни малейших сомнений", а деньги подделывались не как оборотные средства, а именно как произведения искусства, – для коллекционеров и галерей. 

Двуколка господина Беккера

Самым знаменитым из таких "художественных" фальшивомонетчиков, специализировавшихся на античных деньгах, был Карл Вильгельм Беккер. Он заметил, что римские и греческие монеты часто имели двойной контур, потому что в древности полустершиеся изображения "пропечатывали" еще раз, чтобы обновить их. Так вот Беккер виртуозно освоил технику имитации двойного контура на античных монетах. А для пущей убедительности он загружал свеженькие денарии в особый железный ящик, приделанный к оси двуколки, и набивал ящик металлической стружкой. А пыль и песок набивались сами, когда двуколка этого немецкого Чичикова тряслась по проселочным дорогам. Беккер называл это "вывозить свои монеты", а полученные образцы выгодно сбывал самым знаменитым коллекционерам Европы, среди которых были короли, князья и просто весьма состоятельные люди того времени.

Дела давно минувших дней

Какие там монетки?! – скажете вы, – какие еще денарии?! Двадцать первый век на дворе: мы платим кредитками, а наличные, если еще и присутствуют в нашей жизни, то в виде бумажек. Что ж, возразить нечего. Однако все мы знаем, что купюры тоже подделывают, и в гораздо больших масштабах, чем средневековые монетки. Подделывают и доллары, и евро, и рубли. Это общеизвестно. Но самый экзотический случай подделки бумажных денег произошел в Китае в прошлом году. И уж если продолжать сравнение фальшивомонетного дела с изобразительным искусством, то эта история уже вполне в духе новейшего концептуализма: какой-то перформанс с мистическим оттенком получился у китайских товарищей. 

Деньги для призраков

Дело в том, что в Китае издавна существует обычай печатать так называемые "деньги для духов" (ударение на "у"). Спрашивается, кто эти духи, которым срочно понадобились наличные? А очень просто –  самые обыкновенные китайцы, только уже переселившиеся в мир иной. Родственники верят, что на том свете процветают те же товарно-рыночные отношения, что и в мире реальном. Поэтому, заботясь о родных душах, китайцы придумали печатать для них деньги. Особые деньги. На них написано "Банк Преисподней" и нарисован какой-то деятель в овале, но явно не Франклин. Возможно, это потусторонний Бернанке или еще какой-нибудь аццкий сотона, курирующий денежный оборот на том свете. Чтишь память дедушки с бабушкой? Отправь им деньги банковским переводом. Спрашивается –  как? А очень просто. Надо лишь спалить пачку купюр (не бойтесь, не настоящих, а этих, бутафорских).

Видимо, китайцы очень любят своих умерших родственников, потому что "деньги для духов" всегда пользуются хорошим спросом. Их сжигают на китайский новый год и другие праздники, под завывания дудок, треск хлопушек и одобрительное помахивание хвоста бумажного дракона. Кстати, номиналы потусторонних банкнот впечатляют –  от десяти тысяч до пяти миллиардов: нулей, чтобы дедуля на том свете мог закатить хорошую гулянку и ни в чем себе не отказывать, в Китае не жалеют. А на Тайване местные бизнесмены палят такие деньги каждые 15 дней – не только родственников порадовать, но и богов задобрить, чтобы коммерция процветала. Такая вот взятка высшим силам или, выражаясь деликатно, деньги на представительские расходы. Между прочим, банкноты для Преисподней печатают на особой бумаге, которая имеет свойство полностью сгорать, и красиво развеивается по ветру.

80 миллионов или жизнь

Из всего сказанного ясно, что печатание "денег для призраков" – бизнес на первый взгляд безумный, а на деле прибыльный и даже в каком-то смысле наукоемкий. Серьезный бизнес, короче. Но в прошлом году случилось так, что производители потусторонних дензнаков поддались соблазну: оборудование у нас классное, бумага –  первый сорт, подумали они. Какого черта мы гоним эту бутафорию?! И начали печатать... настоящие юани. То есть не настоящие, а фальшивые, разумеется. И так рванули с места в карьер, что за 10 дней напечатали 80 миллионов юаней (12,8 миллионов долларов). Парней, конечно, разоблачили и приговорили к смертной казни – в Китае законом не побалуешься: для призраков –  пожалуйста, печатай сколько хочешь, но для живых соотечественников –  ни-ни. Так что теперь бедолагам, похоже, самим понадобятся "деньги для духов".

 

Одноногий Джон Коппер 

Рецепт инфляции от Милославского

В 1656 году царское казначейство решило заменить серебряные монеты на медные. Хотели как лучше – серебряные подделывали все кому не лень. Но и меди в стране было более чем достаточно, и первыми это поняли, как и полагается, лучшие люди страны. 

Почтенный боярин Иван Милославский, доводившийся тестем самому государю, регулярно присылал на монетный двор возы с медью (своей собственной, не казенной), из которой для него чеканили особый тираж. И на тех же телегах вывозили. Излишне добавлять, что г-н Милославский и возглавлял казначейский приказ – однако и чеканщики монетного двора были не лыком шиты: приносили с собой медь, а выносили готовые монеты. Прессы работали в полную силу, количество контрафакта росло, и деньги эти были, в общем-то, настоящими, потому что чеканили их на государственном монетном дворе. 

А еще фальшивки штамповали враги. Как это зачем? Понятное дело, чтобы подорвать экономику Российской Империи: Лжедмитрий, хоть и недолго "царствовал", успел, говорят, понаделать для себя копеек. Да и шведы, с которыми мы воевали в петровские времена, тоже поотжимались таки на карельских болотах под оглушительный писк комаров, одержимые коварной целью породить инфляцию на наших бескрайних просторах. Хотя куда им всем до боярина Милославского!

 

Немного истории 

Нету денег? Нарисуй!

Если говорить о шедевральных фальшивках, нельзя не вспомнить Эмануэля Нинджера и не сказать о нем как о художнике – "жил и творил". 

Emanuel Ninger

(1845 – 1924) 

Расцвет его творчества приходится на последнее десятилетие XIX века. В те времена доллары выглядели иначе, чем сегодня. Чтобы отбить охоту их подделывать, на купюрах изображали множество элементов орнамента, суетных росчерков и виньеток всех фасонов. Плюс –  разноцветный фон разных оттенков. Казалось бы, миссия фальшивомонетчиков невыполнима – но все это стало лишь вызовом для настоящего художника-копииста. И Нинджер этот вызов принял: он не изготавливал клише для печати долларов. Он их... рисовал! Да. Рисовал от руки КАЖДУЮ КУПЮРУ. Со всеми этими каверзными завитушками. 

Художник-мемуарист

Нинджер с женой Аделаидой приехал в США в 1882 году из Германии. Поначалу он работал художником, а потом купил ферму в Нью-Джерси и всерьез занялся творчеством. Все дни Нинджер сидел взаперти и работал. Он рисовал доллары. Жена и дети трудились в огороде и рассказывали соседям, что глава семьи получает пенсию от прусской армии. И вообще жутко занят своими мемуарами, так что ему приходится нелегко. И правда: нарисовать от руки тогдашнюю долларовую банкноту, перегруженную графическими элементами –  это был тяжелый труд, требовавший дисциплины и высочайшего профессионализма. Кроме того, Нинджеру требовалась особая бумага, похожая на оригинальную долларовую. Он покупал ее у Crane & Co – эта компания поставляла бумагу и для государственного казначейства, так что маэстро обратился по адресу.  

Антикварный стеклофон

Получив бумагу, Нинджер вырезал из нее прямоугольник по размеру подделываемой купюры и принимался за работу. Впрочем, бумагу сначала нужно было подготовить, поэтому Эммануэль вымачивал ее в слабом кофейном растворе и высушивал особым способом. И только после этого, совместив с настоящей купюрой, прижимал к стеклу, ставил напротив лампы и долго и тщательно копировал на просвет. Вдохновляли Нинджера полтинники и сотенные банкноты, а чтобы достичь правильной цветопередачи, он использовал тонкую кисточку из верблюжьего волоса.

На одну купюру у Нинджера уходили недели. Но это было выгодно, потому что тогдашние 50 долларов стоили как нынешние 2000, а 100 –  соответственно как четыре тысячи долларов.

Когда очередная бумажка была готова, Нинджер чинно отправлялся в Нью-Йорк, говоря соседям, что едет получать пенсию от прусской армии.  

О вреде алкоголя

Все шло как по маслу, но однажды маэстро пришла в голову плохая идея разменять свой высокохудожественный полтинник в баре. Качество подделки было безупречным, бармен ничего не заподозрил. Но на стойке бара была капелька виски, и, о ужас –  чернила на банкноте поплыли как тушь на ресницах барышни. Нинджера взяли с поличным, он признал себя виновным, и был приговорен к шести годам тюрьмы и курьезному штрафу в один доллар.

Произошел этот поучительный случай в марте 1896 года. Впрочем, это был еще не конец его карьеры. Отсидев, Нинджер продолжил свои опыты, переключившись на британские фунты, и в настоящее время в руках коллекционеров имеется около тридцати рукотворных купюр кисти Нинджера. И это лишь малая часть из семисот (!) банкнот, изготовленных этим трудягой.