Тачки

Тысяча миль

Если прочесть Baja 1000 правильно, то получится "Баха Тысяча" и не спрашивайте почему так. И еще не спрашивайте, почему американцы любят эту гонку больше, чем Дакар, а если так любят, то почему проводят ее не у себя, а в Мексике. Вообще, на любой вопрос, касающийся американского автоспорта, есть один правильный ответ – так сложилось.

И к черту детали

Baja 1000 - это самый известный этап гоночной серии SCORE International, в которую входит еще несколько гонок, о которых за пределами Америки мало кто слышал. Нам в данном случае хватит Baja 1000, которая, чего греха таить, являет собой яркое действо: тысяча миль по мексиканской пустыне на полуострове Калифорния (да, он в Мексике, так сложилось), 30 разновидностей техники, сотни участников, тонны поднятой в воздух пыли и цистерны сожженного в гоночных моторах бензина. Ну море адреналина, понятное дело, даром что ли знаменитый актер и режиссер Пол Ньюман отправился гонять по пустыне в возрасте 80 лет?

Железо

Классов допущенной к этим соревнованием техники настолько много, что кажется приезжать сюда можно на чем угодно – хоть в один из классов, да впишешься. Кстати, забавная деталь: огромное количество машин для Baja 1000 было сделано из классических фольксвагеновских "жуков", которые были в Мексике ходовым товаром вроде наших заднеприводных Жигулей. В результате для "жуков" было выделено аж три разных класса, в зависимости от степени доработки. Но настоящая тяжелая артиллерия Бахи - это Trophy Trucks. Внешне их можно принять за сильно тюнингованные пикапы, но на самом деле это гоночные прототипы, стилизованные под грузовички из коммерческих соображений – с таким кузовом проще найти спонсора среди автопроизводителей. Но если пообрывать с трофи-трака пластиковые панели, то под ними обнаружится классический багги: пространственная рама из стальных труб, задний привод, и форсированный движок V8, способный выдать около 700 лошадиных сил. Именно на таких штуках одерживают победы в абсолюте. Мотоциклистов делят аж на десяток классов, причем не только по кубатуре моторов, но и по возрасту участников. Например, есть специальная категория "Старше 65-ти".

Люди

Вообще американский автоспорт прекрасен своим человеческим фактором: тут, конечно, есть звезды, но все более-менее равны. У "Бахи 1000" есть свои легенды, как, например, очень резвый дедушка Рон Бишоп, который рубится в этой гонке аж с 1967 года, правда, за все это время так и не сумел ничего выиграть. Но тут действительно важен не результат, а участие. На "Баху" подсаживаются, ее не бросают по доброй воле. Ей болеют целыми семьями: победитель одной из последних гонок Энди МакМиллин гонщик Baja 1000 в третьем поколении. Или, скажем Эйван Стюарт по прозвищу "Железный человек". Он умудрился одолеть всю тысячу миль в одиночку, не выпуская руль несущегося на бешенной скорости внедорожника двадцать часов коряду. Так что Baja 1000 - это совершенно отдельный мир и самостоятельная культура. И, кстати, эта гонка, когда-то начинавшая с рекламной компании одной мотоциклетной марки, в прошлом году блистательно пережила пятидесятилетие и, судя по всему, без проблем дотянет до векового юбилея. Во всяком случае, никаких препятствий этому пока не видно.

Снежный, но не человек, а черт знает что

Если нужно отыскать машину, потрясающую колоссальной, но бессмысленной конструктивной мощью, ищите в 60-годах прошлого века – тогда умели. Теперь загадка: перед вами ЗИЛ-Э167, попробуйте определить, как переделялся класс этой модели в техническом задании на разработку. Теперь ответ. Это – снегоход, пусть и колесный. О технической мощи тогдашнего конструкторского отдела ЗИЛ говорит тот факт, что эту громадину сбацали довольно быстро, в промежутках между строительством тягачей для баллистических ракет. Естественно, нашлось место и необычайным техническим решениям вроде двух 180-сильных моторов, один из которых крутил правые колеса, а второй - левые. Из трех осей две были управляемыми, а диски гигантских колес в человеческий рост изготовлены из стеклопластика. Самое удивительное, что в течение испытаний, которые растянулись на три года, машина показала себя достаточно надежной. Правда и расход топлива получился что надо – литр на километр, так что пришлось ставить несколько зиловских баков, общим объемом 900 литров. Но ЗИЛ-Э167 суждено было остаться прототипом, потому что, как бы не был хорош колесный вездеход, а гусеничный все равно лучше. В этом смысле убийцей красавца Э167 стал ползучий, не побоимся этого слова, транспортер-тягач ГТ-Т, который производят и по сию пору.