Можно

Выйти в Австрал

В Австралии много чем можно заняться. Но настоящий турист — не турист, если не съест и не выпьет все местные специалитеты

Поездка по винодельням Австралии сулит такое разно-образие вин, какого совершенно точно больше нигде не встретишь. Это звучит как вызов — в один заход перепробовать не только знаменитые местные ширазы, но и дуриф, шамбурсин, цинфандель, вионье, вердельо, марсанн, турго и небьоло. Склонные к ностальгии могут оценить также местные саперави и алиготе. В сумерках пасущиеся между виноградниками кенгуру выглядят как маленькие динозавры. По живописной дорожке, вьющейся среди холмов Hunter Valley, мы направляемся в небольшую винодельню-бутик на вечеринку по случаю презентации нового винтажа. Винодельня называется Pigs Peak, “Поросячья горка”. Вряд ли австралийским виноделам знакомо выражение “насвинячиться”, однако все сюжетные коллизии “Трех поросят” налицо. Прямо среди бочек для выдержки вина на вертеле целиком зажарен поросенок, и щедро наливают авторский бленд под названием Pigs Blood, “свиная кровь”. И никому не приходит в голову мысль о неаппетитности такого имени для вина. Австралам, как правило, чужд тяжелый пафос старосветских винных домов — наверное, поэтому названия местных ширазов House of Straw, House of Sticks, House of Bricks звучат как тонкая ирония.Концепция прозрачна — крепость вина растет соответственно материалу домика. И после того как вы дошли до кирпичного дома, вам однозначно не страшен серый волк. Из-за обилия солнца местный шираз, и вправду, темный и густой, как кровь. Он пахнет шоколадом и прекрасно сочетается с прошютто из кенгурятины. А в этот раз его сопровождают сосиски из утки и сыры ручной работы из местной сыроварни. Раблезианское пиршество завершается выносом торта, изображающего поросят, принимающих шоколадные ванны: Стив, главный винодел, празднует свое 40-летие. Кстати, молодые виноделы — еще один австралийский феномен. Например, австралийской звезде виноделия Стефани Хелм всего 14 лет — ее вина завоевали несколько медалей на всемирных выставках. А ведь ей по закону еще и употреблять-то нельзя… Вино из таких маленьких виноделен-бутиков практически не попадает в открытую продажу. Все раскупают члены клуба. Собственно, в этом и смысл вечеринок-дегустаций — надегустировавшись, можно заказать понравившиеся вина, его доставят прямо к вам домой. Многие сиднейцы таким образом пополняют запасы вина. Впрочем, есть и клубы, где выбор вин из разных виноделен предоставлен профессионалам — можно заказать подборку вин на разные случаи, полагаясь не на собственный вкус, а на рейтинги, аннотации и компетентную оценку. Отдельная статья Wine&food matching — искусство сочетания вин с разными блюдами, этим тоже занимаются специально обученные люди. Хорошая опция для тех, кто не понимает выпивки без закуски. Возвращаясь к названиям: вряд ли возможно представить себе, чтобы какой-нибудь преисполненный достоинства винодел Бургундии или Бордо назвал бы свой продукт “Пятая нога” или “Лисы отвисают”. Или, скажем, “Десять минут на тракторе”. Я считаю себя человеком широко мыслящим, но и то очень сильно удивилась, когда увидела винодельню с таким названием, и не где-нибудь, а в Mornington Peninsula, самом респектабельном курортном предместье Мельбурна. Невзирая на малоутонченность названий, здесь производят потрясающие, интересные и удивительно разнообразные вина. Причем из-за причуд климата вино получается очень разным год от года. В последние полтора столетия в Австралию стекались выходцы буквально со всего света и до ужесточения санитарного контроля привозили лозы из Греции, Испании, Аргентины, разных уголков Италии. Лютеране, бежавшие от папских гонений, привезли с собой рислинги и траминеры. Швейцарцы — совиньон-блан и пино-нуар. В долине Баросса под Аделаидой возделывают самый старый в мире шираз. Этот удаленный уголок планеты миновала эпидемия филлоксеры, выкосившая виноградники Европы и Америки, — здесь некоторые лозы плодоносят уже полторы сотни лет, а в погребах можно найти столетнее вино, тогда как в Старом Свете даже плодов дофиллоксерной лозы почти не осталось. Если Баросса прочно ассоциируется у знатоков с ширазом, то Морнингтон Пенинсула— с пино нуар, Куннаварра — с каберне-со-виньон, Иден Вэлли знаменита своими рислингами и т. д. Но это, конечно, не более чем упрощенная схема. Нашему сознанию трудно освоиться с мыслью, что это огромный континент, размером с Китай и с населением, как в Москве, большая часть которого живет в благодатных широтах Средиземноморья. Здесь 60 больших винодельческих регионов, где есть место и для вин холодного климата, и для теплолюбивых. Здесь располагаются и обширные винные угодья больших брендов, и небольшие винные погреба, в которых сами владельцы встретят вас как гостей. Вообще, в Австралии культивируют примерно три с половиной сотни сортов винограда; чтобы с чувством изучить это национальное достояние, понадобилось бы не менее года непрерывного путешествия между винодельнями. И не на тракторе, конечно.